вторник, 28 января 2014 г.

Авраам Штерн (Яир): израильский революционер



В первые годы они пробирались на кладбище по ночам (в одиночку или  попарно), клали камень на могилу и шептали молитву, прежде чем исчезнуть.  В последующие годы стали приходить сотнями, средь бела дня. Обнявшись, пели на могиле песни.

Прошли годы, и в минувшее воскресенье, 25 числа еврейского месяца Шват, остатки "банды Штерна" собрались на кладбище Нахалат Ицхак в Тель-Авиве, чтобы почтить память своего лидера Авраама Штерна точь-в-точь так же, как это делается в последние 72 года.
 

Описывать Авраама Штерна непросто. "Штерн был грабителем банков" - да, и контрабандистом тоже. "Штерн хотел вести переговоры с нацистами" - да, но когда и о чем?! "В результате взрывов бомб, подложенных Штерном, были убиты британские полицейские, но и еврейские тоже" – да, увы... Штерн также был поэтом, автором песен и самым способным студентом Еврейского университета.

Несмотря на то, что в его "банду" входило всего несколько сотен человек, Штерн объявил войну Британии. Возможно, дать определение его действиям трудно, но при такой биографии не удивительно, что ветераны созданной им организации держали британцев в страхе.

Авраам Штерн родился в Польше в 1907 году. Первую мировую войну он провел десятилетним беженцем в Сибири, затем переехал с дядей в Санкт-Петербург и в возрасте 13 лет отправился домой, в Польшу. Свое путешествие он завершил в возрасте 18 лет, отплыв в Эрец-Исраэль. Он изучал греческий язык и латынь в Еврейском университете, был сердцем любой компании и мечтал стать актером, но стал членом только что созданной подпольной еврейской освободительной организации "Иргун". Своей кличкой он избрал имя Элазара Бен-Яира - предводителя повстанцев в крепости Масада: "Яир".


Штерн удостоился стипендии на продолжение учебы в Италии, но большую часть времени использовал там для того, чтобы обеспечить "Иргун" оружием и боеприпасами. В 1930-х годах Штерн переключился с контрабанды оружия на "контрабанду" людей, взяв на себя ответственность за доставку в Эрец-Исраэль "нелегальных" еврейских репатриантов, которым англичане перекрыли путь на историческую родину. По согласованию с правительством Польши он создал там тренировочные базы для молодых евреев, решивших участвовать в Эрец-Исраэль в освободительном движении и борьбе с британскими властями.

В 1939 году он переориентировал "Иргун" с преследования арабских террористов на борьбу с британскими властями: ведь именно они, писал Штерн, являются "врагом" - иностранные оккупационные власти правят на родине еврейского народа. 
 

Во время Второй мировой войны, когда подпольная организация решила прекратить антибританские операции, Штерн откололся от "Иргуна",  основал другую освободительную подпольную организацию, впоследствии получившую название ЛЕХИ – "Борцы за свободу Израиля", и начал взрывать здания британских правительственных учреждений, атаковать военных и полицейских.

Штерн не мог публично призывать жителей еврейского ишува к сбору пожертвований на… подпольную освободительную деятельность! Подобно своим предшественникам, командовавшим подпольными освободительными организациями, он искал деньги там, где они были, -  в банках, и использовал для подготовки радиопередач, печатания листовок и производства зарядов взрывчатки.

Еще более спорными, чем ограбления банков и бомбы, было принятое им решение о вступлении в переговоры с немцами.

Это было в 1940 и 1941 годах, когда нацисты еще не сформулировали  "окончательное решение еврейского вопроса". Штерн заявил: немцы мечтают изгнать евреев из Европы, каждый, кто там останется, обречен. Чтобы переправить евреев в Эрец-Исраэль, он предложил заключить сделку с немцами - и был пригвожден к позорному столбу англичанами и евреями, считавшими его предателем. В частной беседе с одним из своих заместителей он сказал, что если это поможет спасению евреев Европы, он готов смириться с клеймом предателя. В конечном счете, гитлеровцы, однако, не были заинтересованы ни в каких сделках.

Штерн расхаживал по улицам южного Тель-Авива с раскладушкой и по окончании встреч с подпольщиками спал в подъездах. Однажды утром в начале 1942 года британские детективы обнаружили его в квартире на одной из тель-авивских крыш.


Британцы окружили Штерна и вызвали своего командира. Тот прибежал и застрелил "Яира", который, по его словам,  выглядел так, словно пытается взорвать бомбу. Один из полицейских, присутствовавших при убийстве, опроверг эту версию, подчеркнув: "Его убили полицейские, он был безоружен и не имел никаких шансов на побег".

На момент смерти Штерна у него было, возможно, 200 активных последователей. Смерть командира и аресты его соратников повергли маленькую еврейскую армию в хаос. Лишь после того как двое самых близких партнеров и единомышленников Штерна - Ицхак Шамир и Натан Ялин-Мор бежали из-за колючей проволоки, они с Исраэлем Эльдадом  реорганизовали созданную Яиром группу в боевую милицию, ставшую бичом англичан.


"Иргун" присоединился к борьбе ЛЕХИ в 1944 году. К 1948 году уже порядка 6000 бойцов-подпольщиков пытались изгнать британцев из Эрец-Исраэль.  

6000 бойцов при населении 600.000 – один процент населения еврейского ишува изменил историю! 

"Хагана", напоминает автор Зеэв Голан, не была намерена бороться с британскими властями. Бойцы "Хаганы" вступали в противостояние с британцами лишь в тех случаях, когда те чинили препятствия алие. Иногда они помогали "Иргуну" и ЛЕХИ, но во многих других случаях содействовали британцам в их подавлении. Как бы там ни было, в 1947-48 годах, когда в Эрец-Исраэль вторгли армии нескольких арабских государств, "Хагана" обеспечила оборону.  

Харизма Штерна, несомненно, способствовала росту числа бойцов в его подпольной армии, а его готовность к самопожертвованию во имя создания государства Израиль обеспечила ему роль лидера. Но гениальность Штерна раскрылась в том, чем он занимался до своего вступления в борьбу с британскими властями. Самая дивная его песня "Хаялим альмоним" – "Неизвестные солдаты": "Мы солдаты без имен и формы, в окружении террора и смерти... В красные дни кровопролития и злодеяний... Мы поднимем свой флаг в больших и малых городах…"

Ивритские рифмы и ритм замечательны, но больше всего впечатляет тот факт, что песня была написана в… 1932 году, задолго до появления бойцов-подпольщиков! Другие песни, написанные Штерном в тот период, посвящены подпольщикам, брошенным в тюрьмы или скрывающимся в сырых подвалах. Лишь спустя 8 лет Штерн основал ЛЕХИ. По сути, его песни стали предвестником создания подпольного освободительного движения.

Штерн также первым разоблачил политику британских властей, основанную на интересах империи на Ближнем Востоке. Эта политика, писал он, никоим образом не стыкуется с идеями сионизма, оттого и сотрудничество с британцами никуда не приведет. Штерн был убежден: любая нееврейская власть в Эрец-Исраэль враждебна по отношению к евреям. Он первым построил политическую платформу вокруг того, что издавна называли "искуплением" – собрать евреев из стран рассеяния, построить Третий Храм и создать в Эрец-Исраэль жизнеспособное еврейское общество. После получения независимости он предвидел настоящую революцию – полный переход на иврит.

Авраам Штерн – легендарный Яир не ангел, но есть в его жизни и в сформулированных им целях есть что-то мифическое. Вот почему годовщину смерти "Яира" Штерна ежегодно отмечают в Израиле поминальной церемонией в Кнессете, научными конференциями в университете и певческими вечерами в модных клубах Тель-Авива. И, конечно, ветераны ЛЕХИ, их дети и внуки собираются на его могиле и хриплыми голосами по-прежнему поют песню о неизвестном солдате. 
 

Зеэв Голан, автор книги "Штерн: Человек и его банда, биография Авраама Штерна и история "Лехи". 

Газета  The Jerusalem Post, 26 января 2014 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий