суббота, 11 июля 2015 г.

Президент Израиля Реувен Ривлин: Как же нам не хватает Ицхака Шамира…



1 июля исполнилось три года со дня смерти моего отца Ицхака Шамира. В пятницу, 10 июля, на кладбище на горе Герцля в Иерусалиме собрались ветераны "Лехи", боровшиеся бок о бок с отцом за создание на земле Эрец-Исраэль суверенного еврейского государства. Предлагаю вашему вниманию выступление на "азкаре" президента Израиля Реувена Ривлина.

- "Михаэль" - легендарный командир еврейской подпольной освободительной организации "Лехи", последователь Яира и Менахема Бегина, подлинный лидер, Ицхак Шамир скончался в возрасте 96 лет. Его каденция на посту главы правительства, да и вся политическая деятельность завершилась двадцатью годами ранее, для Израиля – огромный период времени. В связи с этим, когда Ицхака не стало,  я опасался, что проводить его в последний путь и почтить его память в Кнессете сочтут нужным только ветераны "Лехи" да сторонники лагеря Шамира-Аренса (Моше Аренс занимал в правительстве Шамира пост министра обороны и тоже пользовался репутацией "ястреба"прим. переводчика).

Но я ошибся. И на прощальную церемонию в Кнессет, и на кладбище со всех концов страны приехали тысячи и тысячи людей. Оказывается, наш народ не спешит позабыть своих героев. Во всем, что касается памяти о подлинных лидерах, время бессильно. Напротив, вспоминая их, мы лишь острее и отчетливее ощущаем, как же нам их не хватает.

Ицхак и Шуламит Шамир

Тогда, на церемонии прощания и на похоронах, особенно выделялись многочисленные выходцы из Эфиопии. Никто из них не проронил ни слова. Рыдали  беззвучно. То были репатрианты, прибывшие в страну по инициативе Ицхака Шамира в рамках операции "Шломо".

В Кнессете во время церемонии прощания с бывшим премьер-министром Израиля я сидел с членами его семьи. Людской поток не иссякал. Всех объединяло чувство  невосполнимой утраты. Национальным героям масштаба Ицхака Шамира не требуются пиарщики и уж подавно - создатели мифов. Предназначением Шамира было вести за собой. Он верил в силу исторической правды. Он был реалистом и обладал очень ясным видением перспективы. 


Внук и правнуки на могиле Ицхака и Шуламит Шамир

На днях я перечитал речь Ицхака Шамира наоткрытии Мадридской конференции в октябре 1991 года.  Без малейших колебаний он рассказал представителям сильнейших держав мира, включая лидеров арабских стран, всю правду.  Привел факты из многовековой истории еврейского народа. Простейшими словами объяснил, что Холокост дал всего лишь моральную подоплеку для создания Еврейского Государства. Процитировал отрывок из псалма: "Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет десница моя", потому что именно в них отражена подлинная нравственная основа возвращения евреев на Землю Сиона после тысячелетий изгнания. Он публично развенчал стереотип, согласно которому своим созданием Израиль обязан международной общественности и ООН, и напомнил участникам конференции историческую правду, рассказав об изгнании с этой земли иностранных колониалистов, о Войне за независимость и о том, что сувереном  освобожденной Эрец-Исраэль является еврейский народ. Точно так же – самыми простыми словами - он доносил до своих последователей и воспитанников простую и очевидную правду: Эрец-Исраэль никоим образом не является компенсацией за потери, которые понес наш народ, или за пережитые им страдания. Эрец-Исраэль принадлежит еврейскому народу по праву, потому что это – родина наших предков.

Ицхак Шамир верил, что правду нужно говорить в полный голос, без обиняков, и что исторические факты просто обязаны присутствовать в нашей политике.


Когда я принимаю делегации из-за рубежа, обычно говорю им то же самое: Израиль недопустимо рассматривать как компенсацию за понесенные еврейским народом утраты и пережитые страдания, потому что эта земля принадлежит нам по праву. Подтверждение тому – вся история нашего народа.  

Из лагеря, узником которого Ицхак был в Эритрее, он написал своей жене Шуламит,  которая была любовью всей его жизни: "Как-то я писал тебе, что плотью и духом  связан со всем тем, что для меня дороже всего на свете и составляет единое, неразрывное целое: моя жена, мой сын, моя отчизна, мои товарищи… К этому единому, неразрывному целому рвется из далекого далека моя душа".


Думаю, даже если многие из тех, кто провожал три года назад Ицхака в последний путь, не читали это письмо, насквозь пронизанное любовью и верностью – родине, женщине, цели, - они все равно ощущали во всех поступках и словах Шамира цельность  натуры, бесконечную, беззаветную преданность и абсолютную, стопроцентную честность.

Вот чего всем нам сегодня острейше не хватает, вот о чем мы тоскуем.


Светлая память Ицхаку и его жене Шуламит.

Комментариев нет:

Отправить комментарий